Category: литература

Год-без-всех

Если вы читаете мою рассылку, то уже знаете, что завтра у меня начинается год-без-общения-в-интернете. На практике это означает, что я выйду из всех сообществ, удалю всех виртуальных друзей и буду себе жить-поживать одна-одинешенька. Аккаунты удалять не буду, потому что, во-первых, потом замумукаешься их восстанавливать, во-вторых, периодически везде буду что-то публиковать, так как чукча всё-таки писатель.
💌Связаться со мной можно емейлом или телеграмом. (Кстати, эмодзи в этот текст добавлены потому, что ЖЖ опять что-то наулучшал и теперь невозможно разбить текст на абзацы, в хроме под мак по крайней мере).
📁Ресурсы остаются, и, надеюсь, расцветут пышным цветом.

  • Рассылка (выходит раз в месяц, 15го).

  • "Строгая госпожа Организатрикс" – телеграм-канал про организацию жизни, есть и страница в фейсбуке.

  • "Итальяна вера" – канал про Италию. В следующем году выйдут по крайней мере две книжки про нее, так что там будут все новости и скидки.

  • Twitter – это, наверное, очень странная будет тема, одинокий твиттер, но посмотрим.

  • Фейсбук – то же самое, друзей не будет, но можно подписаться и читать.

  • Канал мой личный с говорящим названием exparf – типа продолжение ЖЖ, всякая всячина.

Если вы спросите, чем телеграм лучше ЖЖ и фейсбука – да всем, в сто тыщ раз удобнее писать и читать, и нет рекламы.
Но это я отвлеклась.
Зачем я это делаю?
Collapse )

Как прошел этот год

Сегодня 8 августа 2017 года – шестнадцать лет моему ЖЖ. Когда-то у меня был план в этот день обязательно сюда писать, но он с треском провалился (2012, 2013).


Последний год был нервно-продуктивный. Закончила два огромных квартирных проекта, поменяла паспорт, выпустила бумажную книгу про путешествия "Никого нет дома!", второе издание "Чувства капучино" и электронную про NaNoWriMo ("Как написать книгу за месяц").


Поступила в госшколу испанского и с сентября пойду учиться. Плохо сплю, много хожу, при случае плаваю, но общего развала организма это не останавливает.


Принимала трех гостей (с проживанием, питанием и развлечением).


Три раза путешествовала по мелочи (Канары – La Gomera, Los Gigantes, Fuerteventura). Ноябрь-декабрь – Берлин, Москва и Стамбул. В апреле-мае – Москва.


Сейчас нахожусь в большом летнем путешествии, сегодня сорок второй его день. Уже проехала по маршруту Тенерифе – Берлин – Москва – Минск – Вильнюс – Друскининкай – Берлин и вот сейчас в Шверине. Пишу про это в блог каждый божий день. Причем не взяла с собой ноутбук – терзаю старенький айпадик, поэтому практически без картинок.



как прошел год

Сегодня 8 августа, ровно 12 лет назад я завела этот ЖЖ, и по традиции я рассказываю здесь, как прошел год.



Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Суммирую:

  • Вышел мой роман "Чувство капучино" и неплохо продается: на 4-м месте в списке бестселлеров "Амфоры", на 14-м в Top-20 магазина "Москва".

  • Что еще важнее, я себя осознала писательницей.

  • Существенно испортилось здоровье - я даже не знаю, что расстраивает меня больше, зуб или камень. Зуб дороже, а камень потенциально опаснее. Зато впервые за 16 лет провела целый год вообще без аллергии.

  • За деньги работала очень мало, а тратила очень много.

  • В Триоре бывала очень мало и с уверенностью могу сказать, что психологическое чувство дома у меня окончательно утратилось. Триорский дом - просто еще одно место для временного пребывания, со своими плюсами и минусами.

  • Год назад я писала, что люди мне нужны: да, по-прежнему нужны, но при моем образе жизни невозможны: вижу интересных мне живых людей редко, и как-то безнадежно, что ли - никогда не знаю, где и когда мы встретимся в следующий раз и встретимся ли вообще. В этой связи вернулась в интернет - стала писать в твиттер, завела блог "Никого нет дома", в фейсбук тоже иногда что-то такое, но в целом получается плохо: из-под палки и без огонька.

Чего хочу: дописать новую книгу и чтобы тело не разрушалось так стремительно. 

Павел Басинский: Лев Толстой. Бегство из рая +

Дочитала толстую книжку. Написано аккуратно, вдумчиво, но скучно. Думается мне, не по вине автора. Биография Толстого и, в особенности, уход столько раз описывались и пережевывались, что ничего принципиально нового тут уже нарыть невозможно.

Пара цитат:

(с. 194)

С.А. в своем поведении на людях была прямолинейна, говорила в лицо всё, что думает и чувствует. Л.Н. был крайне тактичен в обращении с чужими людьми, боялся задеть их неосторожным словом. Только он мог придумать такое семейное развлечение, как “нумидийская конница”. Дождавшись (дождавшись!) ухода неприятного, наскучившего гостя, он и все домочадцы вставали в цепочку и скакали вокруг стола, потряхивая над головой ладонями. Таким образом они снимали напряжение, внесенное в дом неприятным человеком. Но подать гостю знак, что он неприятен и ему пора уходить, было немыслимо.

(с. 206-207)

Таня Берс постоянно приезжает в Ясную и вместе с Толстым развлекается охотой. Две сестры бесконечно любят друг друга. Но Соня пишет в дневнике: “Сестра Таня слишком втирается в нашу жизнь”. Еще бы… Младшая, в обтягивающей амазонке, грациозная и сексуальная, скачет с ее мужем по лесам и полям, пока старшая, беременная и скучная, сидит дома. Таня становится своего рода “моделью” для Толстого. С нее он в буквальном смысле списывает Наташу для “Войны и мира”. А Соня должна всё это по многу раз переписывать. У Тани один несчастный роман за другим - с кузеном Анатолем Шостаком (Анатоль Курагин в романе), с братом Толстого Сергеем Николаевичем (Андрей Болконский), из-за которого она чуть насмерть не отравилась. А у Сони свои “романы” - грудь кровоточит, у детей поносы, повар запил и нужно самой, беременной, жарить гуся… Но при этом Танечка - “несчастная”, а Соня - “счастливая”. Несправедливо!

“Помню, раз летом, - вспоминала С.А., - собрались все кататься: оседлали лошадей, запрягли экипажи - катки и кабриолет: была тут Ольга Исленьева, сестра Таня и гости какие-то. Вышла и я на крыльцо, робко ожидая распоряжения Льва Николаевича, куда меня посадят, так как всё устраивал он. Но, когда все сели, не спросив даже меня, чего я желаю, Лев Николаевич обратился ко мне и сказал: “Ты, разумеется, дома останешься?” Я видела, что места больше нет, и, едва сдеривая слезы, я ничего не ответила. Но только что все отъехали, я принялась так горько плакать, как плачут дети; плакала долго, мучительно и не забыла этих слез и до сих пор, хотя с того времени прошло больше сорока лет”.

“Никогда не надо никого, ни мужчин, ни женщин, допускать близко в интимную жизнь супругов, это всегда опасно”, - напишет С.А. спустя сорок лет.

Но не ревность к Тане и даже к Аксинье стала главной причиной семейных “надрезов”. Порой ее муж начинает как бы внутренне ворочаться, чувствует какое-то стеснение, недостаток внешней и внутренней свободы. Хотя какой свободы еще можно желать? Хотел заниматься школой - занимался, надоело - бросил. Увлекся пчелами - целыми днями пропадал на пасеке, а жена кротко носила ему обеды. Захотел какую-то особую породу японских свиней, особый сорт яблонь - выписали. Свиньи передохли, зато сад укоренился. Весной чуть ли не каждый день охотится на вальдшнепов; осенью, зимой - выезжает с борзыми за лисами и зайцами.

Опубликовано в блоге Nadya De Angelis.

Чехов и Пржевальский

В октябре 1888 года у далекого озера на границе между Киргизией и Китаем умер путешественник и исследователь Азии Николай Пржевальский. Он страдал от однополой любви и умер от тифа, выпив зараженной речной воды, - через несколько лет такая же участь постигнет Петра Ильича Чайковского. Чехов анонимно поместил в “Новом времени” некролог Пржевальского, в котором восхищался его героизмом и говорил, что он один стоит десятка учебных заведений и сотни хороших книг. Тогда он еще не читал последней книги ученого, в которой тот рекомендует истребить всех обитателей Монголии и Тибета и заселить их земли казаками, а также начать войну с Китаем.

Страдал от однополой любви!..

А мог бы получать удовольствие.

Интересно, что там в оригинале? Вроде бы в академической среде так не выражаются. Впрочем, я тоже не читала последней книги ученого (я и первой-то не читала), может быть, там действительно описаны страдания.

Опубликовано в блоге Nadya De Angelis.

Гончаров, “Обрыв”

Прослушала длиннейший многочастный спектакль по книге Гончарова “Обрыв”, и не могу молчать. Какое бездарное произведение! Какая чудовищная, бульварная пошлость! Как, за какие заслуги эта беспрецедентная мура попала в золотой фонд русской литературы? Ведь в нем нет ничего: ни сюжета, ни ярких героев, ни метких наблюдений. Всё картонное, лживое, главный конфликт высосан из пальца.

Вдобавок ужасно играют актёры. Вера - бессмысленная истеричка, которая всякий эмоциональный порыв обозначает придыханием. Борис умеет говорить только по слогам (”Ве-ра! У-спо-кой-ся!”) Марк ведет себя как неуравновешенный наркоман в поисках дозы.

Но больше всего меня взбесило воспоминание о том, как меня восхитил этот роман, когда я его прочла впервые, в четырнадцать лет. Все герои казались мне сильными, необычными, а в сюжете открывалась вереница смыслов, прячущихся один в другой.

И куда всё делось за эти годы, спрашивается?..

Опубликовано в блоге Nadya De Angelis.

Итоги декабря

Декабрь оказался поразительно похож на январь 2009 г.: тогда я тоже ездила в Москву, занималась правами, открывала счета в банках и вступала в совершенно новую для себя область деятельности. Маленький нюанс: в январе я чувствовала себя ужасно, а в декабре чудесно.

Фильмы: “Рождественская история” (в 3Д), Rock School, Bright Young Things, Harry Potter & Chamber of Secrets. Сериалы - Frasier, Father Ted, In Treatment.

Аудиокниги: “Маленькие трагедии” Пушкина (Пушкин, к слову, молодец!), “Мелкий бес” Сологуба (книга лучше), “Стакан воды” (фильм с Кириллом Лавровым и Аллой Демидовой лучше). Почему я так мало теперь слушаю аудиокниг: потому что мало езжу на машине.

Книг в декабре прочла аж две: Peter Mayle, A year in Province и Kenneth Atchity, A writer’s time.

Read the rest of this entry »

Опубликовано в блоге Nadya De Angelis.

Пушкин

Сегодня с утра почувствовала неодолимую тягу прочитать вслух и с выражением стихотворение Пушкина “Мороз и солнце”. И что же? Полный провал: после “Пора, красавица, проснись!” как-то само собой вылезло “Уж реже солнышко блистало, Короче становился день”.

Пришлось искать в книжке. Нашла, но на соседней странице обнаружилось стихотворение еще лучше, потому что в нем очень много совпадений с моей жизнью (вплоть до “Стальными спицами проворно шевеля”).

Правда, не совсем поняла, почему на охоту нужно ехать при пороше, и что “бури севера не вредны русской розе” - очень сомневаюсь.

Read the rest of this entry »

Опубликовано в блоге Nadya De Angelis.

16 декабря

Писание дневника - из той же серии, что утренняя гимнастика и иностранные языки. Необходимы регулярные повторения, иначе затея теряет всякий смысл. Но есть один нюанс: автоматические действия по утрам я выполняю легко и непринужденно, вечером же я вся такая непредсказуемая и поэтическая, поэтому ни о каких расписаниях речь идти не может. А навык, надо сказать, пропадает моментально, стоит прерваться на неделю.

Ну, значит, расскажу, что сегодня было. Безо всяких экивоков.

Read the rest of this entry »

Опубликовано в блоге Nadya De Angelis.